Главная »  Обзор СМИ »  Борьба за мир

[Версия для печати]

Режим самоизоляции негативно сказался и на финансовом благополучии многих компаний, и на психологическом состоянии граждан. Эксперты прогнозируют в связи с этим всплеск судебных разбирательств. Учитывая, что суды до 12 мая тоже не работали, их ожидает вал дел. Частично разгрузить судей могли бы медиаторы, однако система альтернативного урегулирования споров, которая действует в России уже 10 лет, может дать сбой из-за разночтений в законах.

Примирителей никто не видел

- Ситуация сложная, и эту проблему мы собирались обсудить на форуме в марте, который по понятным причинам не состоялся, - не скрывает озабоченности замначальника главного управления юстиции Челябинской области Вячеслав Зайцев.

Дело в том, что в 2019 году вступили в силу поправки в ФЗ-197 о примирительных процедурах, согласно которым медиативное соглашение получило силу исполнительного листа (после добровольной нотариальной регистрации), а в гражданский, административный и арбитражный процессы введены "судебные примирители". Их список утверждает пленум Верховного суда РФ по предложениям судов, а работать в этом качестве могут только судьи в отставке.

В то же время действует и ФЗ-193 (о медиации), который гласит, что медиатор - это лицо, достигшее возраста 25 лет, имеющее высшее образование и прошедшее курс обучения по специальной программе, то есть не обязательно отставной судья.

- Институт судебных примирителей пока не заработал, но мы их ждем с распростертыми объятиями. Для нас, гражданских судей, процесс примирения очень важен, - говорит председатель Калининского районного суда Челябинска Михаил Новоселов. - Я считаю, что этот институт будет более востребован, ввиду того, что судьи в отставке знают правовую систему изнутри и пользуются авторитетом.

Профессиональные медиаторы утверждают, что судебное примирение и медиация - два разных способа урегулирования спора. Если примирители как правоведы будут исследовать материалы дела и консультировать стороны, то медиаторы рассматривают конфликт с точки зрения клиентских проблем и интересов.

- Предприниматель допустил четырехмесячную просрочку по кредиту, а банк отказал ему в реструктуризации долга и обратился в суд с требованием досрочного погашения, - приводит пример медиатор Юлия Яковлева. - Судебный примиритель в этой ситуации будет рассматривать сложившуюся практику и вероятность выигрыша или проигрыша дела в суде. Единственное, чем он сможет помочь, - постараться уменьшить размер штрафных санкций и пеней. Медиатор же станет задавать вопросы банку и помогать искать решение, устраивающее обе стороны: вы хотите обанкротить предпринимателя, забрать и продать за 30 тысяч рублей его автомобиль и на этом успокоиться? Или все же получить свои деньги, пусть и с некоторой отсрочкой?

Кстати, медиаторы считают, что они и юристы не только не мешают, но и дополняют друг друга.

- В одной из моих медиативных процедур - по делу об аварии в крупном торговом центре - участвовало пять компаний. Кто виноват, разобраться было очень сложно. В суде такой спор рассматривался бы несколько лет. Мы разрешили ситуацию за две недели, - рассказывает медиатор-тренер Евгений Киселев. - В деле также участвовал приглашенный мною независимый адвокат, который консультировал всех участников.

Кто готов договариваться?

По данным ассоциации "Лига медиаторов Южного Урала", институт медиации в Челябинской области активно развивается с 2014 года, когда был открыт первый кабинет примирения - в областном Арбитражном суде.

- Зачастую к медиаторам приходят за разрешением целого комплекса сложных вопросов: например, обращаются супруги на стадии развода и раздела имущества, где к совместно нажитому относится и бизнес, и дом, который в залоге у банка, и кредитные обязательства. В нашей практике медиация является действительно эффективным способом разрешения таких споров, - говорит президент ассоциации Наталья Коркина. - В суде подобные дела рассматриваются не меньше года и требуют больших временных и материальных затрат.

С помощью медиаторов разрешаются споры по вопросам исполнения договорных обязательств, трудовые, корпоративные конфликты. Тенденция сегодняшнего дня - корпоративные споры с наследственным переходом. Постепенно развивается и консалтинг - профилактика внутрикорпоративных конфликтов в компаниях с большим количеством сотрудников. Независимый посредник может помочь мирно урегулировать отношения сторон при выходе учредителя из состава компании, любые хозяйственные споры, а также дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, споры по защите прав на объекты интеллектуальной собственности. Здесь важна специализация медиатора.

- Правообладатель товарного знака заявляет, что некая компания их нарушает, - рассказывает медиатор Сергей Гаврюшкин. - Проанализировав ситуацию, я вижу, что нарушение есть, причем со стороны примерно сорока компаний по всей России. Разъясняю правообладателю, что обращение в суд спровоцирует аннулирование его товарного знака в связи с утратой различительной способности. В результате медиации мой клиент и его оппонент заключили взаимовыгодное соглашение.

Привычка решать спор кулаками

Согласно статистике, исполняемость судебных решений колеблется в пределах 30 процентов, а медиативных соглашений достигает 97-ми. Эксперты связывают это с тем, что такое соглашение заключается добровольно, стороны сами хотят его исполнить. Решение же суда волевое и далеко не всегда устраивает даже выигравшую сторону. Кроме того, в любом конфликте много эмоций, и задача медиатора - перевести фокус на интерес, помочь прийти к соглашению, устраивающему обе стороны.

Преимущества внесудебных процедур примирения очевидны: экономия времени (стороны договариваются, как правило, за две-три встречи), финансовых ресурсов (оплачивается только работа медиатора) и устраивающий всех участников результат. Но тогда почему темпы роста их популярности столь незначительны? Некоторые эксперты объясняют это недостаточной правовой грамотностью населения, некоторые - менталитетом.

- С последним утверждением не соглашусь, - возражает судья в отставке Елена Гартвик. - Еще Гоголь писал: "Люди-то у нас хорошие, но они будут до тех пор биться, пока не появится третий и не скажет: ваш спор выеденного яйца не стоит". Да, термин "медиация" пришел из Европы, но примирители на Руси были всегда.

Почему же юридическое сообщество не продвигает медиацию более активно? С судей никто не спрашивает отчета по числу направлений на медиацию, заключенных медиативных соглашений, поэтому большинство этим и не занимается. Ну а адвокатам, зарабатывающим на защите интересов в суде, примирение, скорее всего, просто невыгодно.

- Досудебный и внесудебный порядок разрешения споров оцениваю положительно - это позволит разгрузить суды от мелочевки, - возражает президент Адвокатской палаты Челябинской области Иван Кузнецов. - Многие адвокаты, которые занимаются гражданским правом, учатся, сдают экзамен на медиатора и используют эти знания в работе. Другое дело, что люди пока не очень верят в медиативное соглашение и в большинстве случаев полагаются на решение суда.

Для того чтобы медиация развивалась, считают представители юридического сообщества, необходимы активная разъяснительная работа и поддержка со стороны государства.

- Ввиду несложившейся переговорной культуры в стране нужна мощная пропаганда медиации, тогда у медиаторов будет больше шансов помочь людям, - считает Вячеслав Зайцев. - Люди должны понять, что им дешевле и выгоднее заключить медиативное соглашение. Тем более что с конца прошлого года оно имеет силу исполнительного документа наравне с решением суда.

- Поддержка государства может заключаться в создании условий для продвижения примирительных процедур, - предлагает Юлия Яковлева. - Во многих странах медиация обязательна, в ряде других сама процессуальная система построена так, что стороны заинтересованы в урегулировании разногласий до обращения в суд.

"Российская газета", Михаил Кузьмин


Дата публикации: 29 мая, 2020 [12:48]
Дата изменения: 29 мая, 2020 [12:54]
← Вернуться

Обнаружив в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.